Прощай, ХХ век! Глава 14

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

В феврале мы готовились встречать в Новосибирске М.С.Горбачева. Еще летом Мананников напомнил мне о письме, которое год назад было послано Президенту СССР с приглашением приехать в Новосибирск. Ответа мы не получали, и мне долго пришлось по телефонам искать следы того письма. Нашла в канцелярии “Горбачев-Фонда”. Вежливо сказали, что письмо действительно такое поступало, но... и т.д., что обычно отвечают во всех фильтрующих секретариатах, спасая известных людей от навязчивых приставаний. Я понимала эти вещи, но была настойчива. Звонила еще несколько раз, объясняя, что я не частное лицо, а выполняю поручение депутата Совета Федерации. В конце концов удалось связаться и договориться о встрече с человеком, который, как потом оказалось, достаточно близок к Горбачеву - это Александр Александрович Лихоталь.

Первое знакомство с ним состоялась в начале сентября. Мы встретились в Москве в кабинете Мананникова в Совете Федерации. Было видно, что он присматривается к А.П. Поинтересовался, что побудило пригласить Горбачева в Новосибирск. Сказал, что предложение Михаила Сергеевича заинтересовало, но планы у него обширные, поэтому вписать в них поездку не так просто.

- Да мы и не торопим, в любое время, какое вам подойдет, - спокойно сказал А.П.

Простились на том, что Лихоталь договорится, чтобы Президент СССР принял Мананникова, а уж потом можно будет говорить о сроках и программе новосибирского визита. Такая встреча вскоре состоялась и визит назначили на февраль.

Груз организационных хлопот по приему гостей лег на канцелярию: Мананников оставался в Москве и намеревался приехать перед самым их приездом. Примерно за две недели до назначенного срока мы стали интенсивно готовиться. Ежедневно созваниваюсь с Москвой, согласовывая буквально все: от программы пребывания, до бытовых предпочтений. На той стороне этими вопросами занимался Георгий Сергеевич Остроумов, мы с ним очень динамично сотрудничали. В Новосибирске весть о приезде Горбачева разлетелась мгновенно. Сначала мало, кто поверил, настолько невероятным казалось. Потом, когда я начала договариваться уже о конкретных вещах, телефоны стали звонить не переставая - Татьяна едва успевала поднимать трубки. Все жаждали личной встречи. У нас никогда не было столько посетителей, как в тот период: в основном простой народ и журналисты. Но гораздо интереснее вели себя представители местной власти.

Для проживания высоких лиц, охраняемых государством, а президент СССР и есть такое лицо, в Новосибирске, как и во всех областных центрах есть специальные, называемые по старинке “обкомовские дачи”. Теперь, когда обкомов нет, они находятся в ведении финансово-хозяйственного управления администрации области. Я, как положено, пишу письмо на имя Индинка, сообщаю о прибытии Президента СССР и прошу выделить президентский номер-люкс во вверенных   владениях. Ответа долго нет ни положительного, ни отрицательного. Начальник этого самого управления вдруг оказывается неуловим. Иду к заму. Им тогда был Петр Иванович Бабченко. Мы всегда находили общий язык, я ему очень симпатизировала. К тому же знала, что он большой специалист как раз по протокольной части. На местном уровне, разумеется: прием всех важных персон в Новосибирске организовывал как раз Бабченко. Прихожу. Смотрю - он мнется и смотрит на меня с какой-то жалостью.

- О.В.! Вы хоть понимаете, за что беретесь? У вас сил, денег - хватит на все на это?

- Так помогите! - говорю.

- Начальство скажет - поможем, - усмехается.

Вот здесь я и поняла, что помощи не дождусь. Более того! Индинок все сделает, чтобы у меня ничего не получилось. И закусила удила! Конечно, хозяйскую гостиницу нам не дали. Сказали, вся забита до отказа. Полное вранье, президентский номер обычно не сдают, а если и сдали по блату какому богатому жулику, то освобождается такой по первому требованию. Просто второй секретарь райкома Индинок упирается из плебейского самодовольства по отношению к бывшему генсеку Горбачеву, а губернатор Индинок наслаждается властью завхоза по отношению к депутату Мананникову. Вот и вся подоплека. Про транспорт в администрации тоже сказали, одну “Волгу” для депутата - пожалуйста, а остальные машины в двух полных гаражах, тоже, извините, заняты. Вряд ли кто из чиновников   самостоятельно тормозил. Там все - подчиненный люд. Предполагаю, что такое было указание губернатора. “Ладно!” - думаю, - “обратимся к народу”. И Борис Георгиевич отправляется в простую, но очень хорошую гостиницу под названием “Центр России”. В самом большом и красивом трехкомнатном номере, а нам нужен был только такой, кто-то жил. Другого подходящего больше в том отеле не было. Но хозяева и постояльцы - они же нормальные люди. Они все поняли: гость, какой-то иностранец, немедленно согласился переехать, а хозяин был просто счастлив принять у себя Михаила Сергеевича. Слава богу, думаю, один вопрос решился. Следующей была проблема транспортная. По расчетам нужно было пять простых машин для сопровождения и одна хорошая для Горбачева. Пусть их обкомовская “Чайка” пылится в гараже, поищем в других местах. Нашлись и “Волг” достаточное количество и вишневого цвета красавец “Линкольн”.

Подготовка программы визита тоже шла не то, чтобы совсем гладко. С одной стороны сопутствовал огромный интерес со стороны СМИ, с другой - в начальственных кругах чувствовалось даже не сопротивление, а скорее боязнь отметиться в нежелательных связях. Прежде, чем приниматься за организацию всяких мероприятий, я выяснила пожелания Михаила Сергеевича. Из Москвы предложили некоторую схему. Так как приезд планировался на 22-25 февраля, казалось, будет хорошо, если М.С.Горбачев встретится с офицерами Штаба Сибирского военного округа и поздравит с праздником 23 февраля. Не тут-то было! С Копыловым, командующим СибВО, несмотря на многочисленные пробы, телефон так и не соединил, а адъютант мои попытки оборвал сообщением, что в Штабе СибВО выходной день 23 февраля, и просьба генерала - не беспокоить. Может офицеры штаба и прервали на часок выходной ради такой встречи, но вряд ли кто с ними советовался. Поняв, что посещение Президентом СССР военных блокируется, решили, что день Советской армии отметим посещением мемориального комплекса и возложим цветы к вечному огню в честь воинов-сибиряков, погибших на фронтах Великой отечественной: мертвые в политических интригах не участвуют - скорбную благодарность примут.

В Академгородке мы намечали провести научно-практический семинар по современным социальным проблемам с учеными СО РАН , специалистами “Горбачев-Фонда” и с участием М.С.Горбачева. Совершенно неполитизированное мероприятие, казалось бы. Звоню в приемную покойного ныне академика В.А.Коптюга, он тогда возглавлял сибирскую науку. Тоже не сразу, но все-таки получаю, хотя и странный, ответ: об участии СО РАН можно говорить только после того, как Горбачев лично ответит на несколько вопросов, которые ему лично задаст Коптюг. В.А.Коптюг до конца дней своих был известен как последовательный коммунист, и у него к тому времени к Горбачеву накопились видимо счеты за распад партии. Это их партийные дела, при чем здесь сибирская наука - было непонятно. Но интеллигенция - все-таки не военные, ей свойственна привычка иногда не подчиняться, и организацию семинара взял на себя Новосибирский государственный университет, а точнее тогдашний ректор В.Врагов, а еще точнее - его помощник А.Другов. Такое вот смешное сочетание фамилий Врагов-Другов. Хотя скорее всего прямого запрета на контакты с Горбачевым В.А.Коптюг не издавал, просто проявил личное неприязненное отношение и обиду за идею.

Мы хотели, чтобы в ходе визита прошли встречи с новосибирцами в самых различных местах - в студенческой аудитории, в библиотеке, на заводе. Что касается встречи с рабочими - тоже не просто так оказалось. Но директор новосибирского завода “Станкосиб” А.Бец согласился сразу. Почему обратилась именно к нему? По опыту уже знала, что далеко не все готовы с распростертыми объятиями к приему, что многих пугает приезд и что лояльность к Президенту СССР может стать “себе дороже”. Догадывалась, что существует негласное указание не вступать с нами ни в какие отношения, связанные с приездом. Так например, директор одного из крупных заводов - Галущак, приглашенный на обед с Президентом СССР и поначалу радостно принявший приглашение, вдруг неожиданно отказался, сославшись на нездоровье. Бывает, конечно, человек занеможет, но когда таких отказов следует десяток с интервалом в 15-20 минут, задумаешься о неслучайности происходящего. Директор Бец был молод и слыл в городе относительно независимым - характер такой. И это подтвердилось. Согласовали время, договорились, что он обеспечит пропуск на территорию завода рабочим других заводов, что потом оказалось очень важным, так как информация распространялась сама по себе и неорганизованных желающих повстречаться “с живым Горбачевым” было очень много. Если вообще правомерно разделять людей по принципу надежности, то А.Беца я безусловно отметила бы высокой пробой в смысле ответственности, обязательности и четкости в исполнении обещанного. Именно в связи с приездом Горбачева и надолго после при всей сложности политической обстановки и не всегда одинаковых взглядах на частные вопросы у нас сложились добрые честные отношения.

Таким образом, с людской помощью мы понемногу сломили сопротивление властей и справились с “оргвопросами”. К приезду все было готово и сам факт приезда стал необратим, когда за два дня до события вдруг раздался звонок.

- О.В? ФСК Новосибирской области беспокоит, - представляется мужской голос на другом конце телефонного провода. - Вы сделали все не так, как нужно, и тем самым доставили нам кучу лишних проблем, но делать нечего - давайте сотрудничать. Сейчас к вам подъедет наш человек и скажет все, что нужно. А вы обеспечьте его нужной информацией.

И в самом деле через несколько минут появился молодой человек в штатском, и я сразу почувствовала легкость, как будто до того держала гору, а теперь можно отпустить - не обвалится: настолько быстро и слаженно с того момента все закрутилось. Я дала распечатанную по пунктам во времени и пространстве программу пребывания Горбачева в Новосибирске, указала гостиницу, в которой забронированы номера, номера автомобилей и фамилии их владельцев, фамилии и краткие анкетные данные водителей этих автомобилей. И еще уточнила всякие детали, ответив на вопросы. И только потом спросила:

- А что вы имели в виду, когда сказали, что мы доставили ФСК кучу лишних хлопот?

- Охраняемые персоны обычно живут в специальных сто раз проверенных гостиничных номерах, обслуживаются доверенным персоналом, пользуются, находящимся на специальном обслуживании, транспортом. Поэтому непосредственно перед приездом проводится комплекс всего лишь штатной проверки. А сейчас за два дня мы должны обеспечить программу безопасности с нуля, - примерно такой был ответ.

Я, конечно, не удержалась, чтобы не наябедничать, что хлопоты созданы не мною, напротив - все делала по правилам: и про обкомовские дачи знала, и транспорт какой надо просила. Но он и без меня был в курсе дела и только снисходительно улыбался в ответ.

- Что же вы не вмешались и не помогли, “не порекомендовали” не сопротивляться? Даже ГАИ в сопровождении отказала. Вам же и приходится теперь трудиться на ниве нашей самодеятельности.

- Не положено вмешиваться. Вы же приглашали, а не мы. А вдруг отказались бы от затеи? Или Михаил Сергеевич раздумал... Насчет ГАИ - они, конечно, погорячились... Ладно, это наш вопрос.

А дальше оставалось только наблюдать за классом работы, и их с тех пор, парней из известного ведомства, называю не иначе, как “мои друзья - разведчики”. После его ухода сначала позвонили из ГАИ - сообщили о выделении эскорта, согласовали и уточнили маршруты следования. Через некоторое время - в трубке робкий голос начальника финансово-хозяйственного управления администрации области, нашелся, наконец: мол, вы не так поняли, пожалуйста, берите президентский номер на госдачах... “Теперь обойдемся, опоздали!” - ответила.

И вот мы в Толмачево. Ждем самолет кампании «Трансаэро». Из официальных лиц, кроме Мананникова, скромно в тени держится один только Валерий Павлович Печенкин. В то время он возглавлял ФСК Новосибирской области. Волна благодарности охватила меня, когда я увидела его в аэропорту. За остальных стыдно. Президент СССР прибыл в Новосибирск вечером 22 февраля. Нервничала неимоверно - по трапу спускается субъект Истории. Он одет в темно-синее драповое пальто. На голове каскетка, по-моему так называются такие фуражки спортивного типа. Легкая пружинистая походка. Я уже знала, что не будет рядом Раисы Максимовны: она приболела. С Мананниковым здоровается тепло - они уже знакомы, шутит насчет сибирского мороза. Я неуклюже от волнения вручаю розы, и в этот момент, спасибо охране, нас чуть не смяли журналисты, прорвавшиеся на летное поле. Уже темно, но мы идем навстречу слепящему свету - это работают телевизионщики. Они пятятся впереди, наставляя на нас камеры и на ходу одолевают вопросами, хотя прямо сейчас в аэропорту в зале официальных делегаций предстоит пресс-конференция.      

- Цель моей поездки - не стремление к власти. Я сорок лет в политике и был на вершине Эвереста. Большинство альпинистов из тех, кто гибнет, гибнут на спуске. Я выжил. Много езжу, участвую в масштабных мировых дискуссиях. Моя задача - осмыслить собственный и общеисторический опыт и помочь изменить новую политическую реальность в положительном смысле. Я не боюсь отвечать ни на какие вопросы о своем руководстве государством, о том, в чем лично участвовал. О том, что замышлялось, и что получилось, на чем по-прежнему настаиваю и о чем сожалею, - сказал Горбачев во вступительном слове перед журналистами. Вопросов было множество. Вот самые запомнившиеся. Конечно же события сначала в Баку, потом в Вильнюсе. Михаил Сергеевич не отрекался от ошибок. Например, сказал, что попытка решить проблему в Баку силовыми мерами навсегда показала недейственность этого способа, и видит в том свою ошибку, хотя решение применить силу и тогда далось не легко. Но решительно отмежевался от кровавой ночи 13 января, когда произошло столкновение в Вильнюсе. Темная история ГКЧП - где правда, где фантазии - долго еще будут волновать воображение современников. На эти вопросы пленник Фороса дал исчерпывающий ответ: причиной были политическая глупость и обыкновенное предательство.

Приезд Горбачева в Новосибирск широко освещался в местных средствах массовой информации. Сразу из аэропорта мы завернули в дружественную телекомпанию НТН-4, ее вице-призидентом был наш давний друг Я.Лондон. На этом же канале шла моя передача, часто выступал депутат Мананников, поэтому первый выход в новосибирский эфир Президента СССР был именно из их студии.   После записи слегка отметили приезд. Яша Лондон распорядился, и в одной из маленьких служебных комнат накрыли стол. Сели тесным коллективом. Было очень просто и весело.

Журналисты - народ бойкий и бывалый, без комплексов. В этом нет ничего удивительного, но то что Горбачев прост и необыкновенно обаятелен в общении - это стало открытием для всех, кто поместился за дружеским столом. Шутили - смеялись, говорили обо всем, даже рассказывали анекдоты. В эти три дня мне пришлось все время с утра до позднего вечера быть рядом с Михаилом Сергеевичем. Поражалась его умению быть простым, но не свойским, весело шутить без легкомыслия, проявлять искреннюю близость и одновременно сохранять достойную его положения дистанцию. Как-то за ужином   рассказывает о чем-то происходившем в международной политической жизни с его участием. Я сижу рядом. Разговор очень интересный, он умеет рассказывать. Причем это не монолог: каждый чувствует себя собеседником. Оборачивается ко мне, слегка прикасается и, как бы лично для меня: “А мне Маргарет и говорит...” Здесь я и почувствовала и причастность - говорит мне, и дистанцию - ему Маргарет Тэтчер. Я открывала для себя Горбачева как человека и очаровывалась все больше. Второе открытие, какое для себя сделала - буквально в каждом слове за ним стоит отнюдь не “ставропольский обком”, несмотря на непритязательность и южную характерность речи, чувствуется выпускник МГУ. Не только общая образованность, живая мысль, а главное - умение поймать чужую живую мысль и откликнуться на нее. Никакого упоения собой, полная открытость восприятия.

На следующий день были встречи с народом. Первая в Государственной публичной библиотеке - мы назвали ее встречей с интеллигенцией, предполагая, что ее посетители и есть та самая просвещенная часть общества. Самое характерное, что можно отнести ко всем без исключения мероприятиям визита - многолюдность. В библиотеку пропускали по приглашениям (встречу организовывала администрация ГПНТБ), но зал примерно на триста мест был переполнен “зайцами”. Встретили и проводили аплодисментами. Но на входе и выходе стояли с десяток пожилых людей с грубыми плакатами. “Иуда”, - кричала старушка в коричневой шубе, одну руку вскинув в кулак, другой поддерживая на плече пунцовое знамя наперевес, окаймленное желтой бахромой. Я запомнила ее образ, когда монтировала телефильм для программы НТН-4 “Горбачев в Новосибирске”. Она так воинственно выражала протест, что едва ли осознавала в этот момент, что не такой уж сладкой была ее личная жизнь и в доперестроечные времена и что по гроб жизни ей бы не выразить свое недовольство властью, не появись в нашей советской жизни М.С.Горбачев. С другой стороны, не будь этой самой старушки с десятком сподвижников, казалось бы, что многолюдные встречи, доброжелательный интерес людей к Горбачеву просто-напросто подстроены, как в достопамятные времена. Эта группа создавала своеобразный баланс тому искреннему радушию, с которым новосибирцы встречали Горбачева. Я видела своими глазами, как прохожие выстраивались вдоль тротуара, когда кортеж проносился мимо. В Академгородке помню верзилу лет сорока, который подхватил мальчика, чтобы тому было лучше видно, а рядом стоящий парень снял шапочку с помпоном и подкинул вверх. Их никто не выгонял на улицу, как когда-то нас выпроваживали с работы и выстраивали с флажками на обочине махать проезжающему мимо Жоржу Помпиду.  

Но апогея интерес к Горбачеву достиг все-таки в университете. Когда после обеда, встреча была назначена на 16.00 мы попытались подъехать к центральному входу, кортеж вынужден был остановиться заранее и продвигаться едва-едва через плотную толпу, через тех, кому не хватило места в переполненных коридорах и в самой большой аудитории НГУ. «Мои друзья-разведчики» обеспечивали узкую тропинку в людском лесу для Михаила Сергеевича, и важно было не отстать, потому что, как только он проходил, толпа мгновенно смыкалась и пройти дальше было никак невозможно. Я шла сразу за объектом всеобщего интереса, а сзади меня подталкивал А.П., поэтому на место действия добралась без потерь. “Большая Мальцевская” аудитория, если сказать была переполнена - это не то. Расположенная амфитеатром, она вместила вместо положенных пятисот больше полутора тысяч человек. На задних рядах головы рослых парней буквально упирались в потолок, стояли на подоконниках и в проходах. Передние ряды примыкали к кафедре вплотную. Запомнилась прямо передо мной пирамида: парень, у него на коленях - девушка, а у девушки - еще маленькая хрупкая студенточка. Михаил Сергеевич держится молодцом. Зал отвечает дружным хохотом на его шутки, провоцирует на новые. Кажется, он в своей университетской среде. А вообще-то вопросы молодежь задавала серьезные, и разговор получился. К концу часа духота настала такая, что те, у кого здоровье послабее, стали бледнеть. Из плотной шеренги первого ряда вдруг: “Тетя Оля! Дайте воды - здесь женщине плохо!” Странное в такой обстановке обращение слышу сразу. Это дочка моей подруги - Элинка, она студентка экономического факультета. Протягиваю бутылку “Боржоми” и с ужасом думаю, вдруг сейчас все начнут просить воду: минералки на столе не так уж много - для приличия, как во всяком президиуме. Но все закончилось благополучно. Еще одно впечатление от того столпотворения: когда все закончилось, выход был не менее трудный, чем вход. Я замешкалась и шла последней. Там была какая-то ступенька, и, сходя с нее, я не сумела поставить на пол ногу. Чувствую, нет подо мной тверди - парю. Успела вцепиться в спину А.П., ухватилась за пиджак, и толпа понесла меня прямо по воздуху. Еще один эпизод: пока проходила встреча в стенах, кто-то из тех, кто в них   не вместился, нанес ущерб “Линкольну” - отломил на память эмблему.

А вечером был торжественный прием по случаю высокого гостя. Приглашали шестьдесят человек. Пятнадцать - чиновники мэрии и областной администрации - не пришли из боязни засветиться. До сих пор наверно жалеют: Индинок через год все равно пал на выборах, а побыть рядом с Историей им вряд ли еще случай выпадет.   Михаил Сергеевич остался доволен поездкой. Она запомнилась еще тем, что окончательно лишила его административного обеспечения: по возвращении в аэропорту “Шереметьево” его ожидало сообщение, что в Управлении делами Президента РФ существует распоряжение лишить Президента СССР права пользоваться автомобилем “Волга” из государственного гаража. Случайное это совпадение или реакция на восторженный прием в Новосибирске - сказать не могу.

Лесневская Ольга Васильевна
Другие воспоминания автора

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать

"Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты". (с) Ольга Лесневская

Читать
Fatal error: Uncaught yii\web\HeadersAlreadySentException: Headers already sent in C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\web\Response.php on line 428. in C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\web\Response.php:366 Stack trace: #0 C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\web\Response.php(339): yii\web\Response->sendHeaders() #1 C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\web\ErrorHandler.php(135): yii\web\Response->send() #2 C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\base\ErrorHandler.php(262): yii\web\ErrorHandler->renderException() #3 [internal function]: yii\base\ErrorHandler->handleFatalError() #4 {main} thrown in C:\inetpub\memory.history90.ru\app\vendor\yiisoft\yii2\web\Response.php on line 366